Добавить статью
16:40, 16 августа 2021 3938

Некоторые тезисы концепции развития горной отрасли Кыргызстана

Проблематика

1. Отсутствие законодательных и регулирующих норм управления недропользованием.

2. Отсутствие теоретических разработок для ценностной оценки недр, соответственно нет концепции программы основных направлений регулирования недропользования и горной ренты для владельца недр (КР). Коллизия стоимости и ценности недр.

3. недостаточная достоверность и надежность оценки недр, следствие слабое регулирование недропользования и монетизации отдачи от недропользования. 

4. Формализация оценки стоимости недр, при отсутствии концепции ценности недр для КР, ведет к не рациональному пользованию и искажениям учета и контроля движения запасов.

5. Без разработки законодательных норм оценки и регулирования недр (закон об охране недр) невозможно введение долевой собственности на горные проекты, привлечение инвестиций и нет структурированной и обоснованной системы для разделения капитала за ценность на недра (горная рента) и инвестиционного капитала. Без подобных оснований все споры с компаниями заведомо проигрышны для международного инвестиционного арбитража. В том числе Кумтор.

6. Без структурированного законодательства, регулирующего пользование недрами (закон об охране недр в КР) невозможно совместить в едином юридическом поле управление недропользования, как реализуемых частным инвестиционным капиталом, так и государственной собственностью.

Резюме тезисов.

1. Анализ и сопоставление результатов разведки и разработки действующих горных проектов КР по геологическим, горным, технологическим и экономическим параметрам- Кумтор, Талдыбулак Левобережный, Иштамберды, Макмал, Султан Сары, Бозумчак, Джамгыр, Караказык, Куранджайляу и др.

Анализ движения запасов.

2. Разработка и теоретическое обоснование методов, инструментов и регламентов ценностной оценки месторождений. Сопоставление и гармонизация со стоимостной оценкой.

3. На основе п.п. 1, 2 разработка и внедрение закона об охране недр как основная норма регулирования недропользования в части рационального, полного использования недр и максимизации монетарной отдачи ценности месторождения для владельца (КР). 

4. Реализация ценностной оценки недр (горной ренты) в виде регулирования отчислений, долевой собственности, налогов на перспективу. В том числе действующих горных проектов (перечень в п.1)

5. Разработка регламента привлечения инвестиций в долевую собственность КР. Управление проектом и инвестициями.

6. Создание монетизированный, юридически обоснованной, организационной модели и программы управления недропользованием в КР.

Основные положения.

Основные положения программы, концепции и обоснований изложены в ряде публикаций в КР. 

Концепция программы позволяет:

1. Обосновать нормы, инструменты для выделения долевой собственности в горных проектах в КР и регулирования недропользования КР, увеличение монетизированный отдачи от проктов.

2. Обосновать и предложить нормы и механизмы для внесения изменения в Соглашения 2009г по проекту Кумтор и других горных проектов.

3. Учет и контроль движения запасов горных компаний в КР. Регулирование, управление.

Введение.

Для развития горной отрасли КР за период 1991-2017 годов было разработано 7 стратегических планов и более 15 программ по отраслям отдельных полезных ископаемых (золото, уголь). Потенциал сырьевых ресурсов по товарной стоимости оценивается более чем 350 млрд долларов (из них «Кумтор» $17 млрд). В основу планов и программ закладывались с различной детализацией проработанные эконометрические расчеты, с постановкой целей и задач для выхода на индикативные показатели работ по добыче и инвестиций. Запуск в эксплуатацию месторождений, в первую очередь золоторудных, цветных и редких металлов, а также угля. Необходимо признать, что основные показатели не были достигнуты ни по одному из обозначенных стратегий и программ. 

Изменения, поправки, редакции программ и законодательства, нормативных актов имеют ситуационный характер и привязаны к возникающим потребностям внутри страны и внешней экономической среде (макроэкономика и цены на металлы).

Привязанные к внутреннему потреблению, отрасль нерудных полезных ископаемых,  демонстрирует приемлемые темпы развития. К примеру, добыча угля за период 2010-2017 годов увеличилась в 3,5 раза и достигла 2 млн тонн. Сопоставимые параметры роста сырьевых ресурсов для строительных материалов. Нерудные полезные ископаемые, в преобладающей части, коррелируются с ростом потребности местной промышленности и населения, и инвестируются внутренними источниками Кыргызстана. Отрасль нерудных полезных ископаемых (кроме некоторых - коксующиеся угли) обладают всеми признаками абсолютной горной ренты I-го рода и могут регулироваться существующим законодательством.

Отрасль рудных полезных ископаемых, всего около 100 месторождений и проявлений, обладает признаками горной ренты II-го рода (монопольного характера с генерацией дополнительного рентного капитала за счет уникальных показателей - качества и количества полезного компонента, технологичности и др.). Доминирует потенциальная инвестиционная емкость иностранного происхождения. Одновременно отрасль рудных полезных ископаемых обременена значительным количеством сдерживающих факторов (суды по лицензиям, соблюдению законодательства, экологические и технологическая проблематика, противодействие местных сообществ). Для эффективного управления необходимы разрешения вопросов - стоимостной оценки активов месторождений, определения горной ренты (платежей всех видов правительству КР), границы раздела потоков горной ренты (все виды платежей ПКР, местным сообществам) и капитала на инвестиции. Экономические оценки размыты, не базируются на уникальных особенностях каждого месторождения, подходы к оценкам запасов и экономической стоимости базируются в большей мере на субъективных оценках. Очевидно, это является основными факторами сдерживания развития рудных месторождений. 

Эмпирический опыт долгосрочного характера по горному проекту «Кумтор», действующий на основе автономного законодательства, имеет признаки:

- разделения ренты (налоги, платежи, пакет собственности в материнской компании) и капитала на инвестиции;

- при этом, граница раздела горной ренты и капитала на всех этапах имеют характер смещения (1995-2003, 2004-2009, 2009-2015гг). К примеру, на период 2015-2026 гг. по ТЭО инвестора, потоки на налоги составляют 608 млн долларов (808млн, с учетом всех платежей) и чистый денежный поток на инвестиционный капитал в 1,3 млрд долларов, 1,1 млрд, с учетом всех рентных выплат) Что, вероятно, имеет связь с возможностью манипулирования оценкой резервов (запасов) в зоне применения коэффициентов рисков;

— это обусловлено, в большей мере, отсутствием сопоставления и гармонизации стандартов ГКЗ КР и NI 43-101(Канада).

Изучение на основе сопоставления результатов разведочных работ и подсчета запасов по применяемым стандартам (ГКЗ КР и 43-101) позволяют выработать математические алгоритмы оценки запасов и ресурсов и выработать методику гармонизации между существующим инвестиционным институтом оценки и таковым в КР, для создания целостной, прозрачной, понятной системы оценки горной ренты, инвестиционного капитала, границы раздела и установления договорных отношений на основе цифровых данных. Для каждого месторождения с горной рентой II-го рода. Что позволит установить платежи и разделение продуцированного капитала, для дальнейшей деятельности на основе соглашений с гарантиями инвестору и обоснованного распределения финансовых потоков.

Это позволит перейти на управление горной отраслью, в части рудных месторождений на экономически обоснованные и привлекательные для всех сторон условиях регулирования. 

При подобном подходе управление горной отраслью, ее наиболее проблемной части - рудных месторождений, возможен переход на программное управление на основе соглашений. Отпадает необходимость унифицировать не сопоставимые по различным параметрам месторождения. Впоследствии позволяет использовать сторнированные в настоящее время активы (в том числе акции и долевое участие в горных проектах) в современных инвестиционных инструментах - через публичные компании Кыргызской Республики на общепринятых инвестиционных площадках.

Настоящий концептуальный план не затрагивает многих вопросов, имеющих характер следствия или второстепенное значение. Во многом эти вопросы отражены в различных директивных и опубликованных материалах (Богдецкий В.Н. 2010, 2014гг; Министерство экономики КР, 2014 год и др.). 

Представленные в различное время аналитические и программные документы в достаточной мере подробно и тщательно излагают состояние, анализ и перспективы отрасли. А также предлагают различные меры по развитию отрасли.

В тоже время, основные проблемы отрасли, в силу эволюционного и многоэтапного реформирования различных аспектов деятельности отрасли, не могут в полной мере эффективно разрешать и дать импульс ускоренного вовлечения месторождений в эксплуатацию.

Основная проблематика первичного звена: причинно-следственная связь состояния отрасли, очевидно, находится в зоне разделения необходимых и достаточных инвестиций и горной ренты - продуцированный на инвестиции капитал, определения и отчислений доли продуцированного капитала на собственность в виде горной ренты в пользу КР (ПКР, местные органы власти, долевое участие и др.). В свою очередь, эта проблематика основывается на различных инструментах и подходах при определении ренты и капитала на инвестиции. Расхождения видения владельца ресурсов и инвестора, обусловленных различиями в стандартах оценки.

Разрешение этой, не технического, а институционального подхода, является основой для визуализации стоимости актива и потоков капиталов (в том числе в виде ресурсной собственности) на входе и выходе проекта. 

Ниже изложены основные моменты этого концептуального предложения.  

I. Состояние отрасли. 

Касаясь состояния горной отрасли, в целом следует отметить следующие основные факторы.

Первое. За период функционирования суверенной экономики Кыргызстана, в горной отрасли разработаны и приняты семь стратегических планов и более десятка отраслевых программ.  

В последней, принятой стратегии развития горной отрасли КР (среднесрочная и долгосрочная стратегия развития горнодобывающей промышленности Кыргызской Республики, 2014г), весьма подробно и добросовестно приведены обобщающие эконометрические данные отрасли - потенциал, перспективы, проблематика. Приведенная стратегия, базируется на достоверных цифровых индикаторах: объемы производства, привлечения инвестиций, налоги, рабочие места и др. Тем не менее, целевые показатели, как и по ранее принятым,  в подавляющей части, не достигнуты.

Второе. Горная отрасль КР четко делится на две части. Одна- связана с рудными полезными ископаемыми (в первую очередь - золото, олово, редкие земли, сурьма, ртуть и т.д.). Вторая часть связана с нерудными полезными ископаемыми. В этом последнем блоке отрасли сосредоточена основная активность. Показатели нерудных отраслей полезных ископаемых в физическом выражении растут сопоставимо росту потребности в стране. Так, к примеру, наблюдается высокопроизводительный рост в добыче угля, песчано-гравийных смесей, суглинков, облицовочных материалов и других строительных материалов. Показатели добычи угля выросли с 500-600 тыс. т. до 2000 тыс. т. за период 2010-2017 гг. Таким образом демонстрируется, что полезные ископаемые, связанные с жизнедеятельностью и потребностями местного населения, экономики страны и региона добываются во все возрастающих объемах вне связи с существующей системой управления или законодательства.

Отрасль рудных полезных ископаемых находится в сфере, где любые изменения в законодательстве, структуре управления и т.д., не имеют положительного влияния. Так, для примера, горный проект Кумтор, был реализован с момента утверждения ТЭО до первой продукции за 12 месяцев, с выходом на проектную мощность за 18 месяцев. Месторождения Джеруй, Иштамберды, Талдыбулак Левобережный, Тереккан и др. не вышли на проектную мощность за 24 и 36 месяцев.  Совокупная стоимость активов приведенных месторождений золота, вполне сопоставимы с таковым показателем месторождения Кумтор. 2-3 мелких месторождения золота эксплуатируются вполне успешно, но еще более 30 золоторудных месторождений находятся на самых ранних стадиях промышленной оценки и подготовки, совокупный потенциал которых по товарной продукции может оцениваться в сумму более 16 млрд. долларов США. Месторождения цветных, редких, радиоактивных, редкоземельных минералов с совокупной товарной стоимостью более 140 млрд. долларов большей частью находятся за пределами подготовки к эксплуатации.

Третье. Отрасль нерудных полезных ископаемых, по количеству лицензий, показателю занятости населения, значительно более емкая, против рудных месторождений. При этом совокупная стоимость товарной продукции в сырьевом эквиваленте может оцениваться в сумму более 150 млрд. долларов. Отрасль нерудных полезных ископаемых инвестируется в доминирующем объеме местными ресурсами. Окончательными бенефициарами компаний, занятых с нерудными полезными ископаемыми, так же являются юридические и физические лица КР. Отмечается высокая динамика роста производства в физическом выражении и прирост запасов, особенно сырья строительного профиля.

Отрасль рудных полезных ископаемых, обладает низкой емкостью по рабочим местам, количеству лицензий. Обладателями и окончательными бенефициарами лицензий рудных месторождений в подавляющем значении, являются иностранные физические и юридические лица. Явно проявляется высокая инвестиционная емкость иностранных потоков. 

При небольшом числе месторождений рудных полезных ископаемых, относительно нерудных (рудных около 80 месторождений, против сотен месторождений нерудного сырья), последние имеют сопоставимую оценочную стоимость по товарной продукции. Рудные- более 200 млрд долларов, против 150 млрд долларов оценки товарной стоимости нерудных полезных ископаемых.

Четвертое. Следует отметить, что, практически 100% социальных волнений приходятся на месторождения рудных полезных ископаемых, в частности золотых.

Основная часть проблем по государственному регулированию отрасли, связанные с изменениями в законах, налогах, лицензировании, экологии, судебных процессов - приходятся на рудные месторождения. Также как и критические исследования, касающиеся различных составляющих инвестиционного климата. 

Следствия:

1. Проблемы отрасли в большей части формируют месторождения рудных полезных ископаемых, в количественном выражении, по лицензиям, составляющие 35% рудные, 65% нерудные. Инвестиционный потенциал в рудные месторождения -85%. Соотношение товарной стоимости сырья: 56% рудные и 44% нерудные. 

Обычно, валовая рентабельность, как отношение чистой прибыли к валовому доходу, для нерудных полезных ископаемых выше таковых рудных, в том числе и золоторудных. При относительном равенстве срока оборотов капитала.

2. Развитие нерудных полезных ископаемых синхронно развиваются с темпами развития экономики страны в целом. Большей мобильностью по многим аспектам горных, экономических и технологических составляющих. Обладают большей емкостью возможностей для местных социальных, экономических сфер. В том числе, более приемлемыми для местных инвестиционных целей, низкими показателями первичных капитальных и эксплуатационных затрат. 

3. Существует достаточно резкая граница распределения участия инвестиций по месту происхождения. Для рудных месторождений инвестиции имеют иностранное происхождение. Для нерудных, в подавляющем значении, местные.

4. Коллизионные проблемы в подавляющем количестве возникают в сфере рудных полезных ископаемых. К их числу относятся: инвестиционные споры, судебные процессы по собственности и по лицензионным спорам, низкая инвестиционная привлекательность и многочисленные низкие оценки инвестиционного климата.

Это является показателем институционально различных подходов иностранного инвестора и государства КР, в том числе местных сообществ, к пониманию и толкованию гарантий и собственности на инвестиции и продуцированный капитал.

5. В стагнирующем и проблемном положении находятся месторождения рудных полезных ископаемых. В первую очередь цветных, редких, редкоземельных элементов. Что связано с недостаточно высокой привлекательностью по показателю цена металла/потребность и/или качество месторождения. Месторождения золота, более активно изучаются, готовятся к эксплуатации. Но инвестиционные потоки даже в строящиеся рудники (4 из 40 месторождений) имеют очень сдержанный характер.

Подобный характер инвестирования складывается, очевидно, из сдержанности мажоритарных и миноритарных инвесторов в связи с проблематикой, описываемой как страновой риск.

II. Управление отрасли.

Парадигма использования ресурсов недр в КР является: предоставление права пользования недрами частному инвестору. Отсутствие собственных государственных ресурсов, фактически сформировала эту концепцию как институциональную.

Управление ресурсами находится в области регулирования отношений: предоставление права пользования недрами и государственный контроль (лицензирование, экспертизы, разрешительная система, налоги и платежи, природоохрана и землепользование - 244 наименования нормативной документации, 2014г).

При сложившейся парадигме развития недропользования, основой управления отрасли являются принципы: охраны недр,  оценка запасов, их экономическая стоимость (извлекаемых и потенциальных ресурсов), потери и сквозное извлечение. Что является основными параметрами контроля за недропользованием - стоимостная оценка недропользования (и налогами, и платежами, в первую очередь). В рамках стандарта ГКЗ КР, не признаваемого на внешних инвестиционных рынках.

С другой стороны, в Кыргызстане фактически существуют и применяются стандарты оценки активов в недрах (CIMVAL- Канада и др.). На основе стандартов оценки минеральных ресурсов западных инвестиционных институтов (JORC, PERC, SAMREC, CIM (NI 43-101) - оценка золоторудных ряда золоторудных месторождений для западного инвестиционного сообщества. В частности, месторождение Кумтор.

При этом подсчеты запасов произведенные по стандартам семейства Crirsco, имеют первичную природу. Последующие отчеты и ТЭО для ГКЗ КР, выполняются на основе базы данных, составленных для первичных подсчетов, в том числе на основе применяемых коэффициентов рисков, отражающие оценку запасов в экономическом плане на основе учета этих рисков (по сути снижения стоимостной оценки запасов и ресурсов).

Стандарт ГКЗ КР в части геологической, горной, технической и технологической аспектов оценки запасов и ресурсов- абсолютно тождественны таковым западных стандартов. Кроме некоторых аспектов описанного подхода с корреляции распределения и оконтуривания полезного компонента с применяемыми коэффициентами (в том числе риска по горнотехническим, политическим и т.д.). Для стандарта ГКЗ на первом плане находятся принципы не возобновимости ресурса и полнота использования недр.

Для примера можно привести следующие соображения.

1. При оценке резервов компанией Центерра по месторождению «Кумтор», по резервам высшей категории достоверности (Proven) к таковым относятся только извлеченные и складированные запасы (добытая руда). Что обуславливается геотехническим коэффициентом риска- возможности схода пустой породы с бортов в карьер.

Апробация в ГКЗ КР, запасы карьера оцениваются по категории С1 (для золоторудных месторождений подобной геологической сложности, не применяется категория, отражающая вероятностный характер запасов выше категории В). Для этой категории запасов, по многочисленным публикациям в геологической литературе, вероятностный характер подтверждаемых запасов допускается с отклонением до 40%.

2. По причине использования технических и субъективных (страновых) коэффициентов по стандарту СIM (Канада) на усмотрение компетентного лица передается право применения этих коэффициентов для оценки запасов по экономическому признаку достоверной и рентабельной извлекаемости. 

При этом, последние отчеты компании Центерра выполнялись под руководством опытных и добросовестных геологов – сотрудников самой компании, с привлечением третьих лиц. Последние оценивали достоверность и надежность опробования, аналитических работ, интерпретации контуров и сплошности оруденения. Но не экономических параметров коэффициентов.

Следует отметить, основной момент ответственности компетентного лица. Оно несет ответственность за свои решения и оценки перед инвестиционным сообществом. Необходимо иметь ввиду цели и задачи инвестиционного сообщества. Основой деятельности, которой является абсолютно законное и прозрачное получение дополнительного капитала на инвестиции - максимизация прибыли.

При работе с активами, в силу невольной вовлеченности и лояльности к деятельности компании, приводит к консервативному подходу при использовании коэффициентов, имеющих влияние на понижение оценки экономической составляющей полезного ископаемого. Что приводит к проектированию валовой рентабельности на трудно объяснимом высоком уровне.

Для примера (http://analitika.akipress.org/archive:91) приводятся эмпирические данные по проекту «Кумтор», указывающие на отражение степени консерватизма или оптимизма компетентного лица при оценке резервов и ресурсов. Так в целом, оценка ГКЗ СССР 1990 г. по запасам и прогнозным ресурсам, практически совпали с таковыми резервами и ресурсами за 1995-2017 гг. (с учетом вскрытия нового положения богатого оруденения зоны SB): 760,9 т. золота (ГКЗ СССР, 1990г) и 794,3 т. (2017г., Центерра). Отметим рост цен на золото за этот период с 386 дол. /унция на 1990 г. до 1300дол\унция на 2017г.

График движения прироста резервов и ресурсов по оценке инвестора, имеют признаки корреляции не только с изменением цены на золото, но и с вне геологическими и горными процессами в КР. Выражается в снижении резервов при коллизионных переговорных процессах и имеют характер резкого роста, в связи с гарантирующим инвестиции соглашениям 2003, 2008 гг. (http://analitika.akipress.org/archive:91). Особенно ярко это иллюстрируется по графикам заложенной валовой рентабельности за период 1996-2017 годов, которые в период полной неопределенности начального этапа составляли 50,7%, на период после 2004 года были заложены в 47%, и по гарантирующим соглашениям 2008-2009 годов снижались до 19-23%. При фактическом состоянии за период 1996-2017 годов в 31-46%.

3. Управление отраслью должно осуществляться на основе оценки и сопоставления первичных утвержденных и последующих эксплуатационных работ. В частности, для месторождения «Кумтор» (в настоящее время этот проект является годным для анализа и выводов по управлению отраслью на основе многолетних эмпирических данных, исходя из принципа, что за этот опыт весьма дорого заплачено). В нижеприведенной таблице по распределению фискальных денежных потоков от проекта в пользу государства и инвестора, следует, что своевременный анализ мог бы минимизировать не дополученные КР денежные потоки от этого проекта, и являться материалом для корректирования стратегии развития и управлению отраслью на основе квалифицированной оценки проектов и недр.

Таблица 1. Основные показатели инвестиционного проекта по периодам.

    ТЭО

период

Σ валовый доход

Σ налоги(КР)

Σ затрат

Net CF

(СG)

Σ налоги/

Валовый доход(КР),%

Net CF/ Валовый доход(СG),%

KW, 1995 (эмпирические, по факту затрат)

1995-2003

1381,44

99,6

780,65

600,8

7

43

Stratcona, 2004

2004-2009

890,4

108,7

601,1

289,3

12

32

Centerra, 2009

2009-2017

3318,98

464,66

2309,33

526,89

14

16

Centerra, 2015

2015-2026

6349,11

885,43

4803,47

1545,64

14

24

Всего:

1997-2017

11939,934

1558,39

8494,549

2962,63

13

25

Net CF- нетто кэш-фло, чистые денежные потоки инвестора.

Как видно из столбцов 7 и 8, денежные потоки в виде налогов для КР и чистых денежных потоков для инвестора изменяются по этапам реструктуризации проекта: в % в пользу КР налоговых отчислений 7%, 12%, 14% и в пользу инвестора 43%, 32%,16% и 24%. Резкий рост отчислений на инвестиции после 2015 г., до 24%, при стабильном потоке в пользу КР в 14% вызывает вопросы, которые требуют тщательного исследования. Особенно в аспекте: достоверности оценки резервов месторождения этого периода.

Отсутствие сопоставления по запасам между оценками по различающимися стандартами (СIM и ГКЗ КР) при ежегодной корректировке и апробации запасов ГКЗ КР, а также отсутствие сопоставления между первично оцененными в 1990г и последующей эксплуатации на протяжении периода эксплуатации месторождения Кумтор, является следствием отсутствия управления отраслевыми элементами. 

4. Череда соглашений по проекту Кумтор 1995, 2003, 2009 гг. при всех присущих им недоработках и ошибках, являются примерами альтернативного подхода к управлению отраслью. 

При подобном подходе, к управлению горный проектом, фактически требуется только контроль исполнения Соглашения и Законодательства КР по недропользованию и смежным отраслям.

В некоторых аспектах выполнения Соглашения 2009 г видимо существуют нарушения условий самого этого документа, которые могут повлечь за собой возможность изменения параметров Соглашения (включая вопросы налогообложения и платежей). Или/и обоснованного разрыва этого Соглашения из-за нарушений, допущенных Компанией. Что может быть выявлено, закреплено доказательной базой при тщательном исследовании аналитического материала эксплуатации месторождения.

5. Взаимодействие с местными сообществами при управлении отраслью (использование акций, вторичных публичных компаний и акций и т.д.).

Следствия:

1. При оценке резервов и ресурсов месторождения Кумтор, по применяемому стандарту CIM имеются признаки вольной или невольной манипуляцией экономическими параметрами оценки извлекаемых запасов. Имеющие признаки корреляции с этапами отношения между КР и инвестором.

2. Построение отношений с инвестором для управления отраслью не возможны без сопоставления применяемых стандартов оценки запасов и ресурсов, извлекаемости и экономических параметров. Это же связано с постоянной необходимостью сопоставления первичных и текущих разведочных работ, и апробации в ГКЗ КР запасов месторождений и текущих эксплуатационной разведки и добычных работ (требование, существующее в нормативном документе ГКЗ КР - «инструкция по применению классификации запасов к золоторудным месторождениям Кыргызской Республики, 1995г»).

3. Возможно, необходимо управление отраслью осуществлять на экономической основе- гармонизированного стандарта оценки недр и активов недр. При поддержании постулата- максимального использования вскрываемых запасов минерального сырья, что влечет за собой изменение и детализацию законодательства об охране недр (достоверность и полнота оценки запасов, компетентность, признанная инвестиционным сообществом, полнота использования не возобновляемого ресурса).

4. Подход как это изложено в п.3, позволяет перейти на программные методы управления Соглашениями. Последнее влечет за собой высвобождение людских ресурсов и переход на контроль только соблюдения Соглашения и Законодательства по сферам (охрана недр, экологическое, промышленной безопасности).

III. Рента. Налоги. Законодательство.

Таким образом, фактически из выводов состояния отрасли и принципов управления отрасли следует, что основная проблематика отрасли находится в узком диапазоне, который можно определить, как взаимосвязанный ряд: 1. стоимостная оценка активов недр- 2. инвестиционный капитал- 3. горная (минеральная рента) - 4. прибыль на инвестиционный капитал.

«Для активизации горного сектора страны и увеличение инвестиционной привлекательности, рост объемов инвестирования, необходимо дальнейшее разрешение вопросов оценки и учета собственности. С одной стороны, это собственность на инвестиции и продуцированный капитал, с другой стороны, собственность на природные ресурсы (в частности недра) и связанные с этим ожидания от природной ренты собственнику.

По общепринятому определению, природная рента возникает как добавочная прибыль на функционирующий капитал, в том числе разработка месторождения с разделением и выплатой части этой добавочной прибыли собственнику ресурса (А.Смит, Д.Рикардо, К.Маркс).

 При рассмотрении горной(минеральной) ренты месторождений, выделяются абсолютная рента (для всех арендаторов недр вне зависимости от качества) и дифференциальная рента II-го рода, с возникновением монопольной ренты на добавочный капитал для объектов с уникальными особенностями и повышенной прибыльностью за счет улучшенных параметров или использования лучших технологий (к таковым можно отнести месторождение Кумтор и другие).

Из представленной дефиниции следует: определены и дифференцированы признаки, существенность и сущность объектов ренты, границы между абсолютной и дифференцированной рентой–II. К таковым относятся унифицированная и/или специальные системы налоговых и других видов платежей (пошлины, тарифное регулирование, экологические и социальные платежи, долевая собственность и т.д.). К примеру, проект Кумтор находится в автономной зоне и описан специальной системой законодательства КР. К подобного рода ренты можно отнести и проект Джеруй (100млн.предварительной выплаты бонуса) или проекты Талдыбулак Левобережный с 40% долевой собственностью КР.

В настоящее время, кроме упомянутых месторождений, нормы для определения минеральной ренты обоих родов слабо и разрозненно разработаны в плане сущностных и формальных правил (законодательство, нормы, инструкции, методические рекомендации и т.д.). Кроме общего описания права пользования недрами, общего налогового режима.

Недостатки в разработке этой проблематики, очевидно и проявляются в невысоких объемах   инвестиций в разведку и разработку месторождений страны. Что весьма актуально при недостаточных ресурсах капитала внутри страны. Существующие инвестиционные проекты сопровождаются инцидентами, связанными в большей мере, с не доработанной и не внедренной систем определения, расчета и изъятия горной ренты.

Этим определяется  коллизионные противоречия нормативной базы страны и существующим, западного типа, инструментами инвестиционного института. Имеющие специфику, определяемую подходами к оценке недр по стандартам семейства Crirsco с одной стороны и стандартом ГКЗ КР, с другой стороны.

Для упомянутого специального законодательного режима на извлечение минеральной ренты по проекту Кумтор до настоящего времени существуют расхождения во взглядах на нее, определяемых интерпретацией сторон сущности и размеров ренты, механизмов и инструментов её извлечения.

По сути, это определяется институциональным состоянием рыночных институтов, которые не были приспособлены с начальной стадии проекта и прослеживаются до настоящего времени. Отсутствует завершенность и системность. Что и ведет к перманентной (1994-2017гг) не однозначности концептуальных соглашений, в частности касающихся:

- кодекса о недрах (права пользования недрами, в том числе по концессионным основаниям);

- расхождения во взглядах на налоговые и другие виды платежей, составляющих основу минеральной ренты по этому проекту, не смотря на превышение таковых над абсолютной рентой, практически в два раза;

- стандартов оценки месторождения, в первую очередь запасов(резервов) и ресурсов, что может привести к существенным противоречиям при интерпретации принципов охраны недр КР.

Эволюция договорных отношений, по сути определяющих размер и механизмы извлечения монополистического типа дифференцированной ренты II-го рода, вылились в сближение позиций сторон на этапах- 1992 (1995), 2003, 2009 (2006,2007), 2012, 2017 гг., но до настоящего времени остаются не до конца разрешенными. В первую очередь, из-за роста абсолютных, не просчитанных и не согласованных базовых элементов продуцирующих эту ренту. В свою очередь, связанных с ростом цен на золото и соответствующей этому, динамике оценки ресурсной базы месторождения Кумтор.

Позиция второй стороны, относящейся к международной инвестиционной среде, может быть иллюстрирована заявлением главы одной из крупнейших горнодобывающих компаний мира:

«Как сообщает Reuters, глава Rio Tinto Жан-Себастьян Жак заявил, что сырьевым компаниям необходимо создать «Объединенные Нации горной отрасли», чтобы бороться с «ресурсным национализмом и ростом издержек». Выступая на конференции в Майами, г-н Жак привел пример монгольского проекта Oyu Tolgoi, где его компанию поддерживают 15 коммерческих банков, а также деньги таких международных финансовых институтов, как ЕБРР. «Даже с такой поддержкой выросло напряжение между Rio и монгольскими властями по поводу налогов и контракта на поставку электроэнергии, - отметил г-н Жак. - Национализм в сфере ресурсов набирает силу». Он добавил, что прямые иностранные инвестиции находятся под угрозой и прибыли отрасли будут испытывать давление от роста издержек» ( http://analitika.akipress.org/archive:91).

Приведенная цитата показывает, что остается высокой вероятность возникновения коллизий собственности по ренте, как по проекту Кумтор, так и по другим месторождениям в КР. Это на настоящий момент, является не только проблемой Кыргызстана. 

Некоторые соображения по горной ренте для рудных месторождений, их оценка на основе существующих стандартов и некоторые признаки манипулирования оценкой резервов(по стандарту 43-101) приведены в статье.

Следствия:

1. Отрасль нерудных полезных ископаемых может быть отнесена к группе объектов, формирующих абсолютную горную ренту I-го рода. Для этих объектов может применяться налоговое и другое законодательство, на основе существующего в настоящее время.

2. Рудные месторождения, особенно золоторудные, являются обособленными по геологическим, горным и технологическим параметрам. В силу чего обладают уникальной для каждого объекта, особенностями. Что создает неоднозначную и не описываемую в унифицированном виде, экономическую систему. 

По видам минерального сырья (медь, олово, вольфрам, редкие земли, золото и т.д.) имеются долгосрочные и краткосрочные периоды колебания цен. Не редка разнонаправленно изменяющиеся для различных видов минерального сырья. Кроме того, многие месторождения даже одной сырьевой отрасли (к примеру, золото) обладают резко различающимися особенностями геологического, горного строения, что ведет к применению различных методов разведки и разработки месторождений. При этом, даже в одной сырьевой отрасли, очень необходимо применять совершенно различающиеся методы вскрытия, отработки и извлечения полезного компонента. Значительно различающиеся по качеству и количеству (объем, содержание, попутные и вредные компоненты) руды месторождений, приводят к совершенно уникальным экономическим параметрам.

В этой связи, многие месторождения рудных полезных ископаемых (в частности, золото) имеют признаки генерирования горной ренты монопольного типа или дифференцированной ренты II-го рода, что не позволяет выработать единый подход к изъятию горной ренты (вероятно, это путь для стран с большими минеральными ресурсами). В условиях КР, при наличии всего до 100 месторождений рудных полезных ископаемых, вполне возможно оценивать и разделять горную ренту для месторождений с учетом уникальности.

3. Различающиеся параметры извлечения горной ренты могут стать источником значительных социальных и политических коллизий на период выхода новых проектов на проектную мощность. Для примера:

- проект Кумтор генерирует горную ренту в 14% от валового дохода(ВД), до 4% ВД от других видов налогов и платежей, наличием 26% долевой собственности в более крупной компании Центерра;

- проект Джеруй, при существующем режиме, выплачено 100 млн. долларов, сумма налогов 8%, вероятно дополнительные отчисления от налогов и платежей до 2%.

- Талдыбулак Левобережный, 8% налог от ВД и 40% долевая собственность в месторождении.

Карьер месторождения Кумтор близок к предельному контуру,  с коэффициентов вскрышных работ более 30 (пустая порода/руда, т.). Содержанием золота до 3,5 г/т. Извлечение до 80%. В весьма сложных физико-географических условиях. При этом отношение налогов и чистых денежных потоков на период 2018-2026 гг., составляют 607,88 млрд. дол. (часть горной ренты в пользу КР) и 1 273,26 млн. дол. (капитал на инвестиции), что указывает на явное упущение при составлении существующих соглашений.

При стоимостной оценке месторождений в сопоставлении, существующие резкие отличия по, фактически, горной ренте, в краткосрочной перспективе может вызвать вопросы и спекуляции на этой основе.

4. Существующие множественные противоречия между государством и инвестором, между инвестором и местным сообществом, является следствие отсутствия стоимостной оценки активов страны в недрах и методов разделения горной ренты и капитала на инвестиции.

В этой связи, развитие института оценки горной ренты, внедрение механизмов расчета горной ренты и установление приемлемой для сторон границы разделений горной ренты и капитала на инвестиции, является весьма актуальной проблемой. Что позволит иметь инструменты прозрачного, эффективного и понятного подхода при разработке рудных месторождений КР.

5. Существующие разрозненные фрагменты определения горной ренты и ее изъятия требуют модификации и унификации на основе единого методического подхода. 

6. Разграничение потоков горной ренты для КР и капитала на инвестиции для инвестора, позволят снять споры между государством и инвестором. А разделение части горной ренты между государством и региональными и местными органами власти (соответственно местным населением) видится необходимым и актуальным для решения вопросов горной отрасли и отношения с местными сообществами.

7. Подход к горной отрасли, ее управлению на основе экономических инструментов и механизмов, позволяет объединить и унифицировать нормативно-законодательную базу отрасли.

8. Управлению отраслью на основе экономического подхода, на фундаментальной основе оценки и внедрения института горной ренты, создаст более благоприятную и понятную для инвестиционных сообществ, среду, и максимизировать экономическую отдачу для бюджета страны.

IV. Концептуальные предложения.

Анализ упомянутых выше стратегических планов и программ развития отрасли показали, весьма низкую эффективность исполнения. Что, очевидно, связано с недостаточным объемом концептуальных предложений и проработки в аспекте связанного с необходимостью гармонизации институтов собственности, в частности, методов и стандартов оценки активов недр и стандартов оценки ресурсов недр, присущих современных инвестиционным институтам и развивающегося типа института собственности в Кыргызстане.

Коллизии между подходами, инструментами и методами применяемыми инвестиционными институтами в развитых странах (основной источник инвестиций) и эволюционирующим развитием нормативно-законодательной базы и управления горной отраслью, является основным источником и сдерживающим фактором развития горной отрасли КР. 

Для сглаживания и разработки всех аспектов, регулирующими отрасль, и для ускоренного роста отрасли, в экономическом плане, могли бы быть использованы следующие предложения (концептуальный план).

1. Изучение и тщательное исследование полученного опыта по проекту Кумтор. Сопоставление данных разведки, эксплуатационно-разведочных работ и добычных параметров (включая извлечение ЗИФ).

2. на основе пункта 1 и других эмпирических материалов сопоставить оценки недр по стандартам семейства CRIRSCO и стандарта ГКЗ КР. Получения целостной картины и параметров сходства и различий оценки запасов и ресурсов. С последующей выработкой гармонизированного стандарта ГКЗ КР, принимаемого современным инвестиционным сообществом.

3. На основе оценки активов недр по гармонизированному и утвержденному, принятому инвестиционным сообществом стандарту, разработать и внедрить институт оценки горной ренты, I-го и II-го родов.

4. Разработать и законодательно внедрить институт оценки горной ренты и границы раздела отчислений по горной ренте для собственника недр(КР) и отчислений на инвестиционный капитал.

5. На основе существующего опыта эксплуатации месторождения Кумтор по пакету соглашений, как части системы законодательства КР, для апробирования системы управления недр можно внедрить пилотные проекты. На основе создания полностью функционирующей компании с оцененными активами. К примеру:

5.1. Золоторудное месторождение Тоголок. готовится к конкурсу.

* создать компанию с передачей права пользования недрами с целью разработки и разведки. Кроме лицензионного права, на основе ТЭО с подсчетом запасов, проекта разработки, проекта рекультивации, ОВОС - предоставить компании земельный отвод, все виды экологических, инфраструктурных разрешений и экспертиз ТЭО разработки и др.

* провести стоимостную оценку активов месторождения на основе ТЭО с подсчетом запасов.

* На основе стоимостной оценки провести границы раздела по финансовым потокам для выплаты горной ренты КР (налоги от валового производства, включая налог на доход, роялти, социальный, все виды других платежей и отчислений (налоговый кодекс, таможенный кодекс, земельный кодекс и др.).

* Разработать и утвердить (Постановление ПКР и Постановление ЖК КР) Соглашение между ПКР и Инвестором.

С учетом всех аспектов управления, горной ренты, юрисдикции и правила разрешения споров и др. возможно пилотный вывод компании на инвестиционный рынок.

  • Вывести компанию со 100% долевой собственностью правительства КР на IPO на одну из биржевых площадок Европы или размещение через один или ряд инвестиционных фондов Европы. При проведении процедур подготовки IPO уполномоченными лицами будут проведены процедуры для гармонизации по инвестиционным стандартам страны (Due Diligence- независимая оценка объекта инвестиций и оценка рисков).

  • На основе оценки инвестиционной емкости и разделения долей на рентные платежи и на инвестиционный капитал- выставить пакеты акций для капитализации и привлечения инвестиций.

  • Разработка месторождения может быть осуществлена за счет привлеченных средств и под контролем Совета Директоров, избранных акционерами.

  • Вопрос финансирования первичных затрат разрешаем за счет опциона на акции и/или займа (входят в активы компании как капитальные затраты).

  • Срок исполнения до IPO- 3 месяца. IPO – в соответствии с правилами выбранной биржевой площадки.

  • Часть пакета акций компании или выпущенные привилегированные акции, могут размещаться среди населения региона размещения проекта, местных органов власти (аил окмоту) или отдельных социальных групп КР, с целью внедрения нового подхода к разделению отдачи от общегосударственного природного ресурса между Государством-инвестором и местными сообществами.

5.2. Подобным образом может быть проведен конкурс на месторождение Кутессай II, Калесай (редкоземельные элементы) и ряд других.

6. Для компаний с существующими долевой собственностью КР (Талдыбулак Левобережный, Тереккан) может быть предложен изложенный в п.5.1 инструмент, с выставлением на продажу пакета акций КР (40% и 20% соответственно).

Кроме того, подобный инструмент управления отраслью может быть предложен для широкого ряда горных проектов в КР, где нет долевой собственности КР. Но может быть предложены полномасштабные Соглашения. В первую очередь предлагается упорядочение и стабилизация отчислений по горной ренте (налоги от валового дохода), правил управления и юрисдикции разрешения споров. Утвержденные как Закон решением ЖК КР.

7. На основе существующих долевых собственностей (Кумтор 26%, Талдыбулак Левобережный- 40%, Тереккан- 20%), остаточных пакетов акций и/или размещения части горной ренты от других горных проектов возможно создать инвестиционный фонд отрасли или страны, для привлечение дополнительных инвестиций в целях развития и извлечения дополнительных финансовых потоков от активов (к примеру, в настоящее время доход по дивидендам от пакета акций КР в Центерре составляет менее 1% годовых. При выходе на инвестиционные рынки  этот доход  возрастет до 3-5%).

Заключение.

Предложенная концепция, на основе экономической оценки каждого месторождения рудных полезных ископаемых, некоторых нерудных (уголь), направленна на создание благоприятной инвестиционной среды. С максимальным учетом интересов владельца ресурса (КР) и инвестора. Позволит значительно увеличить отдачу от недр для бюджета КР.

Подобная оценка и разделение, генерированного ресурсами и инвестициями капитала, возможна на основе гармонизированных между существующими стандартами (ГКЗ КР и семейства CRIRSCO). 

Управление отраслью (в части рудных полезных ископаемых) может быть переведено на программные методы по Соглашениям. Разработка соответствующего законодательства для внедрения подобных механизмов и инструментов потребует незначительное изменение законодательной базы.

капар курманалиев, горнорудная отрасль
Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×