ОБЩЕСТВО

2017-09-13 10:17:00

Социальный портрет суверенного Кыргызстана
Аналитика
Спецификой современного общества явился тот момент, что к рыночной экономике и культуре быстрее приспособились те, кто находился в сложных социально-экономических условиях. Это объективный факт, приправленный особой психологией свободы – когда человека ничего не сдерживает, ему нечего терять, никакие нормы или стандарты не способны умерить его рвение и пыл. Такая свобода на старте – скорее во благо, чем во вред, однако существуют и свои минусы: порой такой старт и впоследствии победа закрепляют на уровне сознания некую вседозволенность.

Вторая четверть века независимости Кыргызстана начала свой отсчет, в связи с этим имеет смысл задаться вопросом о социальном портрете нашего общества – кто, какие слои составляют основу? В бытность советского государства классический портрет общества представляли классы рабочих и крестьян и прослойка интеллигенции. После развала Союза все большее внимание стали уделять прежде считавшейся буржуазной теории стратификации. Критерии социального расслоения в этом случае более витиеваты и включают в себя несколько параметров.

Однако на сегодняшний день индивидуальный портрет общества Кыргызстана в социальном разрезе особо не сложился. Какие коррективы внесла первая четверть века суверенитета в формирование социального облика государства? Каков базовый уровень среднего кыргызстанца, какую культуру транслирует этот самый среднестатистический представитель нашего общества? В данном случае речь идет не о соотношении национальной культуры и глобальной, а о культуре поведенческой, диктуемой социальным уровнем гражданина.

Самый большой минус пройденного этапа – это постепенное исчезновение интеллигенции как существенного слоя нашего общества. К началу независимости интеллигенция действительно представляла лицо общества, транслируя не только передовые идеи в науке и творческое разнообразие художественной сферы, но и достаточно высокий уровень поведенческой культуры. На тот момент исторического развития мы подошли к тому рубежу, когда интеллигенция из прослойки начинала превращаться в класс. Как известно, наличие трех поколений, принадлежащих к интеллигенции, дает возможность перейти рубеж слоя и сформировать класс, обладающий более устойчивым социальным статусом. Интеллигенция была фарватером многих движений в обществе. Это было большим достижением Кыргызской Республики. Это позволяло проецировать качество культуры мышления, общения и поведения на должном уровне. Это вселяло уверенность в развитии нации, ее продвижении и совершенствовании.

Хаос и социальная суета как естественные последствия обретения суверенитета привели не только к экономическому коллапсу, но и социальному. Интеллигенция не только не сумела завершить формирование класса, но постепенно стала сокращаться как слой. Почему и отчего мы не смогли сберечь социальное достояние всего предшествующего развития? Среди объективных причин необходимо назвать невозможность уделять государством внимания сферам образования, науки, творческих направлений художественной культуры в первые два десятилетия независимости; экономический провал, способствующий обнищанию интеллигенции; социальную нестабильность, провоцирующую противоречия и катаклизмы на уровне общества и государства.

Помимо названных причин следует назвать и субъективные причины, главной из которых является психологический кризис, который не все сумели преодолеть. Именно представители интеллигенции в большей степени оказались особенно уязвимым слоем населения, что привело не только к потере качества фарватера общества, но и к утрате высокого уровня социальных качеств. Особенно хотелось бы отметить тот факт, что многие дети, выросшие в интеллигентных семьях, оказались неспособны к адаптации в новых условиях социального кризиса: одни еще в эпоху советской стабильности оказались склонны к деградации, другие ввиду обеспеченной жизни оказались неспособны выживать в пограничной ситуации социальной катастрофы. Тем самым они не смогли сохранить и транслировать прежде высокий уровень поведенческой культуры.

Еще одной существенной характеристикой общества независимого Кыргызстана стала возможность резкого прорыва по вертикали социальной лестницы. Грубо говоря, это можно выразить так: сегодня ты – никто, уже завтра ты – представитель «элиты», но при этом поведенческая культура с переходом в статус «элиты» не повышалась и не повышается, а точнее не меняется вообще. Именно поэтому в настоящее время сложно сказать, что элита транслирует высокий уровень мышления, общения и поведения, свидетельством чего являются многочисленные факты из социальной жизни, как депутатов, так и представителей государственных органов. Так каков же социальный портрет общества?

Два класса, составляющих основу общества в советское время, крестьяне и рабочие, стали базой для формирования среднего класса. Бизнес стал общим употребляемым понятием, выражающим сферу деятельности большинства населения, за исключением работников государственного сектора. При этом бизнесмены, возможно, и составляют отдельный слой, но качественные характеристики их социального статуса пока не сформировались. Интеллигенция из мощного слоя превратилась в узкую-узкую прослойку. Получается, что в целом социальный портрет нашего общества практически однороден, если не сказать маргинален. Это означает, что и культура мышления, и культура общения, и поведенческая культура отражает очень и очень средний уровень, а порой и совсем низкий.

Отдельный вопрос – соотношение города и села, без которого отражение социального портрета общества будет неполным. Не секрет, что издревле город являлся центром развития, неслучайно понятие цивилизации в качестве основного критерия имело наличие города. В любом обществе существуют сленговые понятия, выражающие принадлежность к двум основным очагам – городу и селу. Однако такие понятия в большей степени отражают не саму принадлежность к городу или селу, а скорее уровень поведенческой культуры. Так было прежде. В настоящем миграционные процессы способствуют смешению городского и сельского населения при доминанте наиболее пробивных представителей и тех, и других. И если раньше город диктовал стандарты поведенческой культуры для приезжих, то сейчас стандарты размыты, хаотичное развитие общества привело к диктату маргинальной культуры. Тем самым маргинализация общества обусловила потерю прежних социальных норм поведения, а новые практически не выработаны.

Появилась новая когорта «дельцов мира» - самоуверенность их порой граничит с наглостью (некогда бытовала пословица о том, что наглость – второе счастье), социальная культура их выражается словами «будет так, как сказал я» или «мне на все наплевать». При этом бессмысленно стремиться изменить их, это невозможно в принципе, такая простота действительно хуже воровства. Получается, что повысить стереотипы и стандарты поведенческой культуры в настоящее время практически невозможно, впору съежиться от такого социально-психологического падения. Порой так называемые нормы социального общения «дельцов мира», транслируемые в обществе, обескураживают до ступора. Не стыдно быть богатым, напротив, это замечательно в разрезе спектра возможностей, но стыдно, когда бескультурье преподносится как новая манера поведения в обществе. Поведение дельцов мира порой зашкаливает за всякие стандарты, достаточно вспомнить пример, когда молодые бизнесмены проводили застолье на сцене театра оперы и балета. Естественно, не все одинаковы и уровень поведенческой культуры разнится даже в пределах одной социальной группы.

Спецификой современного общества явился тот момент, что к рыночной экономике и культуре быстрее приспособились те, кто находился в сложных социально-экономических условиях. Это объективный факт, приправленный особой психологией свободы – когда человека ничего не сдерживает, ему нечего терять, никакие нормы или стандарты не способны умерить его рвение и пыл. Такая свобода на старте – скорее во благо, чем во вред, однако существуют и свои минусы: порой такой старт и впоследствии победа закрепляют на уровне сознания некую вседозволенность. В этом случае поведенческая культура так и остается на уровне «хочу и буду», не соотнося общую социальную ситуацию и нормы поведения в обществе. Так и рождаются нувориши.

Понятное дело, что во всех обществах в периоды кризисов складывается благоприятная ситуация для резкого прорыва в экономическом и социальном положении. Возникает слой нуворишей, критерием поведения которых выступают деньги, никакие стандарты духовной или поведенческой культуры не проецируют стиль их поведения и образ жизни. Это естественный процесс формирования рыночной культуры, который рано или поздно должен прийти к стабилизации. Так было в истории практически всех капиталистических государств. Поэтому в настоящем современные представители кланов Рокфеллеров и Ротшильдов транслируют стандарты рафинированной культуры аристократов. Для этого понадобились десятилетия, а то и столетие. Сколько потребуется времени нам, чтобы временами примитивный уровень социальной культуры новых нуворишей достиг если не рафинированности, то хотя бы приемлемого уровня социального поведения?

Раньше определенный тон поведенческой культуры задавали произведения искусства – и театр, и кино, и музеи воспитывали молодежь, приобщали к некой высоте. В первые десятилетия суверенизации не было возможности вспоминать о таком воспитании, все было отдано на откуп массовой культуре в процессе дикой вестернизации. Сформировавшиеся стереотипы мышления за четверть века независимости привели к новой социальной культуре – когда принципы массовой культуры сплелись с некоторыми особенностями ментальной культуры.

Появился обновленный масс-культурой феномен кыргызского тоя, о масштабе и размахе которого знают все, но никто не задумывается о том, что стремление «переплюнуть и перепрыгнуть» транслирует своеобразную поведенческую культуру как одну из разновидностей массовой культуры. При этом также мало кто заморачивается о культуре преподнесения празднества: на широкую ногу не должно означать «свалить все в одну кучу», что чаще всего и происходит. Иногда стремление сделать «побогаче», а также внутреннее и внешнее убранство заведений просто сводит с ума. Речь не идет о том, чтобы совсем запретить торжества, это было бы насильственным ограничением свободы, однако не мешало бы каким-то образом поднять культуру празднества. Это возможно только в перспективе, поскольку необходимо воспитывать культуру поведения с ранних лет.

Особый момент в социальном портрете нашего общества – это примеры нисхождения культуры общения и поведения. Удивление вызывает, что некоторые отпрыски некогда рафинированной интеллигенции, в реальности демонстрируют выученную наизусть социальную культуру «дельцов мира». Это и есть некоторое доказательство того, что интеллигенция как слой вырождается, если ее новые поколения не только не транслируют высокие стандарты в своей манере поведения, но, напротив, усваивают приемы маргинальной культуры. Очевидно, вопрос выживания в нашем современном обществе отметает ценностные критерии и высокие социальные нормы. Учитывая, что мы проецируем коллективистский тип мышления, можно не сомневаться, что стандарты поведения усваиваются также коллективно.

Что мы имеем сейчас? Как уже было сказано, почти однородное общество довольно среднего уровня. Это – издержки так называемого переходного периода. Что будет дальше? Будет продолжать расти бескультурье как критерий социализации общества, если не предпринимать какие-либо меры, где уж тут вспоминать об элитарной рафинированной культуре. Что можно и нужно сделать? Достойно вести культурную политику государства, которая пока не выработана.

И самое главное – вкладывать в систему образования и культуры. Вкладывать – не означает просто повысить проценты отчисления на развитие этих отраслей, а выработать образовательную культуру с ориентиром не на ликбез, а на высокие стандарты поведенческой культуры в том числе. Это может быть решено не только количественными показателями роста школ и количества учебников, а ориентиром на качество воспитания. Понимаю, что говорить легко, когда же дело касается реальной деятельности, то на поверхность выходит масса проблем, противоречий и несовпадений. И все же говорить об этом просто необходимо. Стратегия «Таза коом», как презентовали ее разработчики, нацелена на прогресс в развитии государства, цель благая. Вместе с тем имеет смысл делать акцент не только на технико-технологические достижения современной цивилизации, но и точечно выявлять проблемные ситуации социально-культурного характера, чтобы суметь со временем выработать социальные нормы нашего общества, отвечающие стандартам высокоразвитых государств.


© Аналитика АКИpress
2008 - 2017 гг.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Аналитику обязательна.
www.analitika.akipress.org