ОБЩЕСТВО

2017-03-14 17:22:49

Смысл и формы озеленения города
Аналитика
Бишкек находится почти в середине Евразийского материка, в тысячах километров от океанов. Здесь господствует сухой континентальный климат. В теплое время года дискомфорт от избытка тепла усиливается от недостатка увлажнения. В летние месяцы дожди – большая редкость. Отсюда – чрезмерная сухость воздуха, ухудшающая состояние кожи и особенно – органов дыхания. Из-за преобладания сухой безветренной погоды и температурного колпака над городом (воздух в нем на 5 градусов теплее, чем в окрестностях) пыль и атмосферные загрязнения в нем скапливаются до концентраций, опасных для здоровья горожан, особенно в центре города.

В последние годы безумная автомобилизация подержанными автомобилями, запрещенными к эксплуатации в богатых странах из-за чрезмерно загрязненных выхлопов изношенных двигателей, привела к резкому ухудшению экологической ситуации в городе. Чем дальше, тем больше застройка принимает все более хаотический характер. Не осталось сквозных улиц, которые обеспечивали бы проветривание города.

В городе исчезла промышленность, которая раньше создавала очаги загрязнения городской среды. Зато невиданно разрослись структуры торговли и обслуживания населения. Это было бы прекрасно, если бы не делалось за счет уничтожения озеленения. Стало правилом: чем больше подобных бизнес-структур, тем меньше зелени. Торговые улицы и торговые площади превращаются в пустыни посреди города. Их общий продукт – ухудшение экологической среды города.

В городе, попавшем в группу с самым загрязненным воздухом, сохранилась привычка сжигания мусора. Эти нередко занимаются даже школьники под руководством учителей. В теперешнем мусоре немало синтетики, образующей при сжигании целый букет не просто вони, но стойких и опасных для здоровья веществ. Ты чистишь двор для себя, а сжигая мусор, загаживаешь атмосферу для всех.

Ухудшение среды усугубляется неадекватными процессами в сфере озеленения города, которая находится в сфере компетенции вице-мэра Э.К.Исакова. Площадь озеленения в советский период составляла 18 кв.м на каждого горожанина, а теперь она упала до 3 кв.м на одного жителя. При этом озеленение все менее соответствует задаче создания комфортной среды обитания для горожан.

Раньше зеленые насаждения выполняли функцию защиты жилых домов от пыли, выхлопных газов и шума, занимая полосу до 5-10 м от проезжей части до строений. Теперь дороги и дома нередко наезжают на тротуары, не оставляя места деревьям, кустарникам и газонам. Раньше они затеняли тротуары, а теперь целые улицы лишены тротуарного озеленения. А о защите от шума и газов – говорить не приходится.

Под руководством вице-мэра началась настоящая война с деревьями. Выдумывают все новые и новые предлоги, чтобы их уничтожать и уродовать. Все деревья, посаженные в середине прошлого века, объявлены предельно старыми и подлежащими уничтожению. Между тем, даже самый короткоживущий тополь доживает до ста и более лет, а большинство других видов, обычных в городе, нормально живут в два-три раза дольше. Во многих городах мира существует традиция сохранять деревья-ветераны, а наши «хозяева города» только ищут предлоги для избавления от них. Конечно, если нет надлежащего ухода, дерево загнется даже в молодом возрасте. А если оно не доживает до взрослого состояния – так это не его вина, а тех, в чьем ведении и ответственности задача создавать ему надлежащие условия. Вот ими и занимайтесь.

Изобретательности в поисках предлогов уничтожения деревьев нет конца. Например, они не хотят, но «Северэлектро» требует пилить головы деревьям. Чтобы не задевали провода. Когда им указываешь, что большинство попиленных деревьев находятся слишком далеко от всяких проводов, тут же возникает новый «аргумент». Сотни, тысячи деревьев объявляются аварийными, представляющими угрозу для жизни горожан. Причем, никаких четких критериев нет. Их обпиливают по всему городу даже там, куда люди практически не ходят. На квартал в некоторых частях города приходится до сорока с лишним крупномерных спилов. И эти внутригородские лесозаготовки продолжаются, хотя и вице-мэру, и зеленстроевцам говорено, что такие спилы провоцируют размножение стволовых вредителей и болезней.

В городе резко возросло их количество. Всюду видны стволы с отмершей и отпавшей корой, пораженные различными болезнями. Это гнили, вирусные, бактериальные, раковые, грибные заболевания, спровоцированные обширными раневыми поверхностями. Они же провоцируют размножение древесных вредителей. Это усачи, короеды, древоточцы, лубоеды, златки, долгоносики, рогохвосты и др.

Теперь миллионы сомов будут потрачены на борьбу с ними, когда бюджета не хватает на нормальное озеленение.

Кстати, не предусмотрен платеж за изъятые из озеленения деревья, для того чтобы направить средства на адекватное восстановление озеленения. Да и вообще нет четких критериев, где, что и в каком состоянии можно пилить. Возможно, упорство, с каким продолжаются городские лесозаготовки, объясняются корыстным интересом. Чем мы хуже Украины, где подобная практика городских лесозаготовок стала своеобразным бизнесом?

О прочих проблемах озеленения поговорим в следующий раз.


© Аналитика АКИpress
2008 - 2017 гг.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Аналитику обязательна.
www.analitika.akipress.org